Поход на север (СИ) - Самсонов Владимир - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Владимир Самсонов

ПОХОД НА СЕВЕР

Часть 1-я

ГРОЗА

Вечер выдался жарким. Большой частный гидроплан направлялся к месторождению серебряной руды. Оно находилось недалеко от озера, спрятанного в труднодоступном месте бескрайних вековых лесов. На борту было четыре человека: пилот, стюард, глава добывающего концерна — Анатолий Иванович Копылов и его семнадцатилетний сын Валентин.

Стюарт принёс на подносе два бокала с минералкой. Предложил пассажирам. Анатолий Иванович взял бокал. Валя поморщился, отмахнувшись от питья.

— Мне б пивка, — сказал он.

— Я тебе дам пивка! — вспылил Анатолий. — Совсем замажорился недоросль! Я в твои годы…!

— Да знаю, — огрызнулся Валя. — Вкалывал от зари до зари. Можно подумать….

Стюард поспешил удалиться.

— А вот и подумай! Тогда ночных клубов не было, всякую дрянь не нюхали и по притонам не лазали! Работали до кровавых мозолей!

Валя отвернулся к иллюминатору. Стал рассматривать бесконечное лесное одеяло, раскинувшееся на многие тысячи километров, плавно уходившее волной за горизонт.

— В армию пойдёшь! Ишь, деловой! Тебе к делам привыкать пора! Вся контора тебе останется! Эта экскурсия для тебя, всё для тебя! А сам фигнёй маешься! Крайслер разбил в хлам! Хорошо никто не пострадал, а то б сейчас на зоне шестерил!

— Так ты б всё равно отмазал. Как в тот раз с травматом.

— Поговори мне!

— Лучше в лесу жить, чем с тобой, — огрызнулся Валя. — Мать из-за тебя померла. Ловелас….

— А ну заткнись! Я её, что ли таблетками напичкал?!

— Всё, проехали, — решил замять тему Валя. — За что мне всё это?

— Не за что, а для чего! Всё в жизни для чего-то! Тьфу! Страна нуждается в героях, «звезда» рожает дураков! — подвёл отец итог перепалки.

Ссору разрядил пилот, заглянувший в салон:

— Впереди грозовой фронт. Диспетчер рекомендует облететь.

Анатолий кивнул.

Гидроплан плавно наклонился на левый бок и пошёл в обход грозы, уже начавшей метать зигзаги молний. Через несколько минут самолёт сильно тряхнуло.

— На кочку наскочил? — пошутил Анатолий.

— Грозовой фронт повернул в нашу сторону, — сказал пилот.

Сейчас ему было не до шуток. Дело принимало серьёзный оборот. Гроза будто преследовала их. Она чётко блокировала любые возможности увернуться. Помимо этой странной игры стихии, пилота беспокоил тот факт, что на самолет не установили чёрный ящик с передатчиком. Глючный сняли, а новый ещё не привезли. Босс знал об этом, но всё равно приказал лететь. У пилота на душе заскребли кошки. Гроза будто чувствовала, что в случае трагедии их будут очень долго искать, а возможно вообще не найдут. На лбу пилота выступила испарина. Он сделал очередной манёвр, но грозовой фронт и не думал отступать. Он старался поглотить непокорный гидроплан. Пилот решил подать сигнал бедствия.

— Диспетчер! — сказал он в рацию. — Диспетчер! Экстренная сит….

В это мгновение в кабину ударил разряд молнии. Вся электроника тут же сгорела. Кабину окутал чёрный дым, стёкла пошли трещинами. Обуглившееся тело пилота продолжало сжимать в руках штурвал. Второй разряд ударил в хвост, пробив в фюзеляже дыру размером с теннисный мяч. Тонкая трещина побежала по металлу, быстро увеличиваясь в размере.

— Господи, боже мой! — крикнул Анатолий. — Всем пристегнуться!

Он защёлкнул замок ремня. Обалдевший от такого поворота дел Валентин, последовал его примеру. Стюарт бросился к креслу. В этот момент хвост самолёта издал скрежет рвущегося металла. Самолёт дёрнуло, хвост оторвался, исчезнув в темноте грозовой тучи. Стюард не успел добраться до кресла, его втянуло в образовавшуюся дыру. Он был так напуган, что даже не смог крикнуть.

— Папа! — в ужасе закричал Валентин, но Анатолий не слышал его, он потерял сознание.

Гидроплан крутило и швыряло в облаках. Наконец он рухнул на лесную поляну. Проливной дождь быстро залил начавшийся пожар. Наступила ночь.

Валентин очнулся. Он лежал на спине. Над ним, в совершенно чистом небе, сияли звезды. Поначалу он никак не мог вспомнить, как сюда попал и что случилось. Валя повернул голову на бок. Он увидел искореженный самолет. Теперь вспомнил. Тишину леса разорвал крик подростка. Валя орал до тех пор, пока не охрип. Только после этого немного успокоился.

Валентин стал шевелить руками, ногами. Вроде всё цело. Ощупал голову. Всё волосы в запёкшейся крови, на макушке небольшой кривой шрам. Валентин сел, осмотрел себя. Вся одежда изорвана. На спине, словно ранец, висела спинка кресла, прикреплённая к нему ремнями безопасности. Валентин с трудом расстегнул замок, сбросил спинку. С большим трудом поднялся на ноги. Над деревьями показался краешек луны, осветивший место трагедии.

Ему удалось разглядеть распаханную при падении самолёта поляну, куски металла, кресла, разбитую кабину пилота. Валя вновь заорал не своим голосом:

— Помогите! Помогите!

Лес отзывался гулким эхом. В обломках самолёта что-то шевельнулось. Реакция Вали была моментальной. Измученные нервы дали команду телу. Он бросился бежать, куда глаза глядят. Валентин бежал, падал, поднимался и снова бежал. Через час, сделав крюк по ночному лесу, он выбежал обратно к самолёту. Валя остановился, разглядывая поверженную машину, будто видя её впервые. В обломках снова что-то шевельнулось. Послышался стон. Валя узнал голос. Это был отец. Но сил побежать к нему не было. Он упал на четвереньки, пополз на звук.

Добравшись до отца, Валя стал откапывать его из кучи хлама, который совсем недавно был красавцем гидропланом. Через несколько минут он был освобождён из железного плена.

— Папа, — сказал Валя.

— Ты живой, — обрадовался отец.

— Что делать? Нас спасут?

— Не знаю. Чёрного ящика с передатчиком на борту не было…. Подними меня. Тела не чувствую.

Валя попытался поднять отца, но не смог. Он был слишком тяжёл.

— По-моему, — сказал отец, — что-то с позвоночником. Только башкой вертеть могу, даже боли не чувствую. Всё….

— Что значит всё? — испугался Валентин.

— То и значит. Сдохну скоро.

— Нет, нет, нет, нет, нет, — запричитал Валентин. — А как же я? Как меня найдут? Надо выбираться отсюда. Идти в сторону, откуда прилетели.

— Была гроза, — продолжил отец. — Нас крутило, как щепку. Откуда прилетели, знаешь?

Валя огляделся по сторонам.

— Нет, — ответил он.

— Дождёмся утра, — предложил отец.

УТРО

Из густого утреннего тумана торчали куски летательного аппарата. Сейчас они напоминали скелет древнего ящера задохнувшегося в белой сырой дымке.

— Валентин, — сказал Анатолий. — Валя.

Валентин открыл глаза, скинул с себя обрывки поролона надёрганного из сидений. Валентин подполз к отцу, скинул с него такие же поролоновые клочки.

— Надо уходить отсюда, — сказал он. — Всю ночь не спал, слышал, как вокруг звери ходят. Походу, чуют труп лётчика.

— Куда же мы пойдём, — удивился Валентин. — А вдруг сюда спасатели нагрянут?

— Когда? Сколько пройдёт времени? Мы серьёзно отклонились от курса. Наверное, ищут в тысячи километров отсюда.

— Запалим лес. На дым прилетят.

— Чем? Спички есть? Зажигалка? Тем более лес сырой после грозы.

Валентин пошарил по карманам.

— Зажигалку оставил в машине, — обречённо сказал он.

— Нужно поискать воду, а то подохнем, — продолжал отец. — Потащишь меня, сынок.

— Я чё Геракл?

— Вон, — отец кивнул на кучу искорёженного железа, — видишь обломок похожий на тесак. Возьми его, обмотай у основания куском кожи от кресла. Отбей, вон тем, куском металла одну плоскость — будет кое-какая заточка, потом о камень догонишь. А вон там, — он кивнул в другую сторону, — березняк, поломанный при падении. Из двух деревцев и ремней безопасности сделаешь волокуши…. И поедем….

Отец закрыл глаза от усталости.