Румпельштейн (ЛП) - Джейс Кэмерон - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Кэмерон Джейс

Румпельштейн

(Дневники Братьев Гримм. Приквелы #9)

Переведено специально для группы

˜"*°†Мир фэнтез膕°*"˜ http://vk.com/club43447162

Переводчики romanenkokarina, 289080659

Редакторы Евгения Волкова, NDobshikoVa

Обложка Татьяна Шкребнева

Внимание! Данный перевод подготовлен только для ознакомительного чтения.

Румпельштейн

Со слов Румпельштильцхена

Дорогой Дневник,

Называйте меня Румпельштейном. Это новое имя, данное мне моим создателем, человеком, который создал меня по причинам, мне не известным. А с другой стороны, кто знает настоящие причины своего создания?

Я всегда думал, что создатели или творцы бессмертны. Я никогда не полагал, что они будут умирать, как мы. Мой умер. Я как раз вернулся после посещения его могилы и пришел к затруднению, чувствуя не полноценность, не имея никого, кто бы рассказал, для чего я был создан. Не отвеченные вопросы плавали в моей голове. Кто я? Что я? Для чего я? Мои вопросы обращались к песку, к ветру. Казалось, что я никогда не узнаю ответа, и я задумался, было ли это то, для чего я создан, или у создателя всё-таки имелись планы на меня.

Мой создатель пытался играть в Бога, создавая меня, однако умер опозоренным провалом в поисках бессмертия. Ирония даже не может начать описывать это.

Я помню, как опустился на колени под дождем и прочитал имя своего создателя на надгробном камне. Знание его настоящего имени повергло меня в большое замешательство. Когда я узнал, мне пришлось написать это вступление в дневнике, чтобы рассказать вам об имени моего создателя. Мне интересно, будет ли это также шокирующе для вас, как было для меня.

Но прежде мне нужно рассказать вам об обстоятельствах, из-за которых я стал известен как Румпельштейн, это не настоящее моё имя, а настоящее — мне придется скрывать от вас тем же путем, что и мой создатель от меня. У нас есть свои причины.

Я не смогу рассказать свою историю во всех подробностях, и знаю, что вы с трудом поверите в большую её часть. Мой совет, думайте об этом, как о волшебной сказке. В конце концов, сказки — хороший способ проверить в невероятное.

Сейчас, держитесь крепче, потому что вот как это всё началось…

Когда я был ребенком и жил в Богом забытой деревне на краю света, до переезда в Королевство Скорби, дети в моей школе называли меня Румпельштильцхеном. Так они дразнили меня. Я был тощим ребенком, ниже среднего роста и с наследственным большим носом. Однако Румпельштильцхен не было моим настоящим именем.

Румпельштильцхен — это немецкое слово, которое переводится, как «гоблин, создающий шум бряцанием по столбам и по стуком по доскам». Это такое раздражающее существо, имя которого матери вспоминают, чтобы напугать своих детей, если те не хотят вовремя идти спать. Это как самая глупая версия Бугимена. Дети веселят взрослых, рассказывая друг другу истории о том, как они поймали Румпельштильцхена под кроватью предыдущей ночью, а потом заперли в шкафу. Или как скомкали его, как бумажный пакет, и играли, как снежками, словно Румпельштильцхен был несчастным хомяком. Я был самым неуважаемым созданием, о котором когда-либо слыхал. Я был крохотным, чуть больше духа. И если задуматься, моё имя действительно смешное. Румпельштильцхен.

Так что юные годы я прожил с издевательствами и приклеившимся ярлыком «Румпельштильцхен». И хоть это и превратило моё детство в ад, меня это мало заботило. Меня воспитали хорошим ребёнком, слушавшимся взрослых, и я благодарен всем перипетиям, уготованным мне жизнью. И была ещё одна причина, почему я не сопротивлялся. Нельзя было, чтобы кто-то узнал моё настоящее имя — не Румпельштильцхен и не Румпельштейн — но сейчас я не хочу писать об этом или о своей семье.

Куда бы я ни направлялся, люди кричали вслед: «Рум-пель-штильц-хен!», делая ударение на каждый слог, высовывали языки, корчили рожи или просто пинали меня и дразнили. Даже когда мы переехали в Королевство Скорби, ничего не изменилось. Моё имя было проклятием-насмешкой. Даже когда я вырос и превратился в мужчину, моя коренастая фигура гнома служила поводом для шуток, и проклятие Румпельштильцхена продолжало жить.

Некоторые люди воспринимали меня, как монстра, даже если я не делал ничего плохого. Они считали меня злом из-за моего вида и моего имени.

Множество раз за свою жизнь мне хотелось зарычать в ответ на весь мир. Я мечтал о джине в бутылке, который превратил бы меня в злого великана, чтобы я смог отомстить тем, кто меня обижал.

Но я не мстил. Я был воспитан быть терпеливым, потому что мне говорили вырасти хорошим человеком и завести хорошую семью. Хорошим людям приходится выдержать испытание временем.

Когда я пишу этот дневник, я не могу прекратить смеяться: как же наивен я был! Но теперь я больше не принадлежу силам добра в этом мире. Если честно, хорошие люди, каким и я когда-то был, навевают мне смертную скуку. От них мне хочется зевать, особенно от героев. Кому такие нравятся? Доброта — лишь отговорка, самый простой выход.

Я вырос и стал обыкновенным мельником в Королевстве Скорби. Моя семья жила в крохотной лачуге под дырявой крышей. Моя жена пряла нити, и мы еле-еле сводили концы с концами. Спали мы на одной большой кровати, которая занимала почти всё место в комнате, и мечтали, что, когда у нас появятся дети, они будут спать вместе с нами. И пока мы все вместе, мы надеялись на «живут долго и счастливо».

Когда моя жена забеременела, она начала просить растение. Она не знала названия, но всё ещё могла чувствовать незнакомый аромат, она сказала, что оно пахнет как «прекрасные волосы». Вы не можете спорить со своей женой, когда она беременна. На самом деле, вы вообще не можете спорить с женой.

Будучи человеком семейным, я поспрашивал в деревне об этом растении, и, наконец, мне сказали, что это очень редкое растение, называемое «рапунцель». Одни крестьяне уверяли меня, что оно вообще не существует. Другие — что оно ядовитое и опасное. И все заверяли, что если такое и существует, то отвести меня к нему может только одна женщина. Предсказательница Мадам Готхель.

— Почему ты ищешь такое редкое растение? — она спросила меня.

— Моя жена беременна и она хочет его, — ответил я.

— Твоя жена? — Дама Готхель постучала ногтями по деревянному столу со стоящим на нём хрустальным шаром. — Как твоя жена может его хотеть, если никогда его прежде не видела и не ела?

— Она сказала, что видела его во сне, — ответил я правду.

— Твоя жена видит много снов? Она может предсказывать будущее во снах?

— Вовсе нет, — солгал я ей.

Моя жена предсказала свою беременность за неделю до того, как мы узнали. Я просто не думал об этом, так как это могло быть совпадение, но я не доверял Мадам Готхель.

— Хмм… — ухмыляясь, она дала мне какие-то растения. — Вот. Это растения рапунцель. Желаешь чего-либо ещё?

— Сколько они стоят? Не думаю, что могу позволить их. Я могу купить лишь один.

— Ты можешь взять их все бесплатно. Мы не встречаем каждый день женщин, жаждущих цветы рапунцель.

— Мы? — спросил, сомневаясь в её намерениях.

— Мне нравится обращаться к себе, как «её Величество», иногда, — она сказала, громко смеясь, держа руку на груди. Под «Величеством» она имела ввиду Королеву Скорби. — Старая женщина может помечтать, не так ли?

— Конечно, — уважительно склонил я голову. — Спасибо, — и я пошёл прочь, всё ещё ей не доверяя, но радуясь тому, что смог исполнить желание своей жены — и, возможно, дочери. Кто знает, может это именно она захотела растение в материнском чреве.

— Постой! — окликнула Мадам Готхель меня.

— Да? — я обернулся, чтобы взглянуть на неё.