Пансион искусных фавориток. Борьба за власть - Богданова Екатерина (1) - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Екатерина Богданова

Пансион искусных фавориток. Борьба за власть

Пролог

Императрица… Должно быть, для большинства обывателей это слово является символом власти и богатства. Как же они не правы! Это работа – тяжелая, круглосуточная и без права на отдых. А еще это огромная ответственность перед подданными и империей в целом. Любая хозяйка знает, как тяжело поддерживать порядок и уют в доме, где живет большая семья и у каждого свои интересы, потребности, желания и проблемы. А когда вместо дома – империя? А если учесть, что большую часть этой «семьи» составляют маги, вообще страшно становится. За недолгие два месяца пребывания императрицей Наминайской империи я поняла одну безрадостную истину: маги как дети. Злые, эгоистичные и невоспитанные дети, которым в раннем детстве забыли привить элементарные понятия о правильном поведении и жизненных ценностях. И это все я поняла, будучи лишь фиктивной императрицей и выполняя только часть возлагаемых на правителей обязанностей. Если бы не Раниярса, я бы не справилась с поставленной передо мной задачей. Все же меня готовили совсем для иного. Рани подсказывала мне, помогала и направляла. А иногда просто сама решала вопросы, которые ставили меня в тупик. Ну откуда я могла знать, сколько стеклодувов нужно пригласить, чтобы подготовить новый праздничный купол ко дню рождения принцессы Лелиан Намийской? Я даже не представляла, о какой именно работе шла речь, пока не увидела, как эти самые стеклодувы управляют воздушными потоками и жидким стеклом, сотворяя очередное чудо прямо у меня на глазах. Теперь магия является повседневной частью моей жизни. И все – от фрейлин до прислуги – не упускают возможности продемонстрировать мне свои таланты и лишний раз напомнить, что я бездарь, лишенный даже крупицы магии, беспомощный человек. Я уже привыкла к этому и просто не обращаю внимания. Раз уж маги пользуются своими способностями как чем-то совершенно обыденным, так почему же я должна каждый раз, когда увижу, как официант сервирует стол, не прибегая к помощи рук, впадать в восторг и восхищаться?

Дверь распахнулась, впуская главную фрейлину и занозу в моей… спине по совместительству.

– Туманного вам утра, ваше императорское величество, – пропела женщина, одним взмахом руки открывая плотно зашторенные окна и впуская в спальню яркий свет утреннего солнца.

Рисуется, впрочем, как и всегда. Вчера она подала мне халат, заставив его подлететь к кровати и упасть прямо на мои колени.

– И вам светлого дня, леди Габорнари, – поприветствовала я ее.

Сегодня мне предстояло провести весь день в квартале бездарей. Прошедшие два месяца были потрачены на то, чтобы трущобы получили статус квартала. И потрачены они были не впустую. Улицы преобразились, люди перестали опасаться меня и приняли как истинную правительницу. Но сложнее всего было добиться смещения жестокого и беспринципного мага с поста ректора академии боевой магии. Негодяя лишили полномочий, но у меня появился сильный и весьма опасный враг. Вернее, врагов было двое. Карай и так меня, мягко говоря, недолюбливал, а когда освободившийся пост ректора академии навязали ему, вообще возненавидел. Но меня это мало заботило; как бы этот мужчина ни сверлил меня злобными взглядами, с наступлением темноты все менялось, и его туман, магическая составляющая его личности, неизменно приходил в мою спальню в образе большого дружелюбного пса, с которым я уже успела подружиться. Вот и сегодня Туман, как я окрестила собаку, не тратя времени на выдумывание замысловатой клички, как и всегда, провел в моей спальне большую часть ночи. Сначала я опасалась и неустанно следила за псом, но даже фиктивная императрица обязана выглядеть соответственно своему статусу, и со временем я привыкла к тому, что рядом с кроватью лежит огромная черная собака со светлыми глазами, в которых клубится туман, и преданно смотрит на меня. А однажды Туман даже перебрался на кровать и улегся у меня в ногах. Карай после этого два дня даже не смотрел в мою сторону. Но я так и не поняла причины, возможно, маг злился на меня из-за того, что его собственная магия предпочитает мою компанию, покидая хозяина, пока он спит. Или все же ему было стыдно? Хотя вряд ли…

Фрейлина убедилась, что я проснулась, и впустила в спальню стайку своих подопечных, которые сейчас начнут ежедневную пытку своей императрицы, умело маскируя ее под помощь при облачении ее императорского величества в утренние платья. От этого ритуала отказаться не получилось, но все остальные процедуры я проводила самостоятельно, отвоевав у вдовы Габорнари хоть немного личного пространства. Юные претендентки на далеко не последние места в императорской свите принялись истязать меня одеванием и причесыванием, оттачивая свои магические таланты. Теперь я прекрасно понимала, почему Анторин отказался жить во дворце. Эти молоденькие магини кого угодно выживут! А наседка Габорнари не упустит случая натравить учащихся Пансиона придворных дам на подходящую по статусу жертву. Моя персона оказалась для них лакомым кусочком. Возможно, мне тоже стоит перебраться в городской дом…

Часть первая

Императорская доля

– А вы как думали, милочка, – только на троне будете сидеть да ручкой подданным махать? – скрипучим голосом поучал меня девяностовосьмилетний старик, до моего появления выполнявший роль управляющего в трущобах. Местные жители окрестили его старостой, и они были абсолютно правы: дедушка Апочи был самым старым обитателем квартала бездарей. Для представителя обычной человеческой расы, средняя продолжительность жизни которого около шестидесяти лет, дедуля сохранился весьма неплохо. Только характер у него был прескверный, и старик наотрез отказывался соблюдать какую-либо субординацию, кроме возрастной.

– Я здесь старший, мне и уважения больше. Император наш и тот мальчишка совсем, еще и пятидесяти нет, – вещал Апочи.

Меня заинтересовали познания старика, и я решила воспользоваться тем, что нас оставили одних в новом доме управления квартала бездарей.

– А расскажите мне еще что-нибудь про императора и империю, дедушка Апочи, – попросила, изображая живейший интерес. Ведь это старик, а им только дай возможность поговорить.

Апочи оказался таким же, как и другие люди преклонного возраста. Я уже начала сомневаться, что смогу запомнить хотя бы половину из хлынувшего на меня потока информации.

– А сколько лет советникам и поверенным императора? – спросила, поймав момент, когда дедушка набирал в легкие воздуха, чтобы продолжить словесный поток.

Не знаю почему, но меня интересовало, прежде всего, сколько лет Караю.

И он оказался всего на год младше моего мужа. Никогда бы не подумала, что советнику Туманному больше сорока, ведь выглядел-то он не старше тридцати.

Дослушать последнюю историю Апочи мне помешали. Словно почувствовав, что я вспомнила о нем, в туманной дымке посреди приемной дома управления появился Карай – весь мокрый, злой и чихающий безостановочно.

– Немедленно убери своего бешеного зверя из дворца! – прорычал советник. – Эта тварь прогрызла трубу, вырыла яму в полуметровой каменной кладке и затопила мне все документы по Крайсайским графствам!

– Не может быть! – не поверила я.

– У нее течка! Или убирай вуймору из дворца, или я лично позабочусь о том, чтобы это животное больше никому не навредило. Зверю во дворце не место! – заявил маг.

– Так и передам Туманчику, когда ночью придет, – обиженно ответила я.

– Кому? – даже опешил мужчина.

– Ну а как мне его называть? Не собакой же, – объяснила и так очевидное. – По-моему, вполне нормальная кличка – Туман.

– Ты дала мне кличку? – взревел Карай.

– Дедушка Апочи, пойдемте, я вас до дома провожу, – пролепетала, пятясь к двери.

– Не следует гулять по неблагополучным районам без сопровождения, ваше императорское величество, – елейным голосом проговорил Карай и начал надвигаться на меня.